Возвращение святыни

Возвращение святыни

Главный собор Казанского Богородицкого монастыря был взор­ван в 4:30 утра, в четверг, 26 мая 1932 года. Спустя почти 90 лет стены храма, в котором многие годы находилась известная все­му миру Казанская икона Божией Матери, воссоздаются зано­во – на том же месте, где чудотворный образ был обретён.

Легенда гласит: после сильнейше­го пожара в 1579 году, уничтожив­шего значительную часть казан­ского деревянного посада и часть построек в Кремле, десятилетняя Матрона, семье которой принадле­жал один из сгоревших посадских домов, во сне стала видеть Богоро­дицу. Она просила девочку отыскать нерукотворный образ. Принявшись копать на пепелище своего дома, Матрона действительно нашла ико­ну, краски которой светились так, будто она была недавно написана. Ивану Грозному был отправлен список иконы, который произвёл сильнейшее впечатление: великий князь повелел на месте обретения образа (между церковью Николы Тульского и Кремлём) построить девичий монастырь. Матрона стала одной из первых его монахинь.

«ПРЕДИВЕН, КАМЕН…»

Сначала были построены дере­вянные церкви – во имя Святой Богородицы и в честь Рождества Пречистой Богородицы. В 1594 году был заложен «храм предивен ка­мен в честь Пречистой Владычицы Богородицы и Приснодевы Ма­рии, в память честного и славного явления её чудотворного образа Одигитрии». «Предивность» хра­ма определялась его размерами, превышавшими размеры Благо­вещенского собора в Казанском кремле, богатой рельефной деко­рировкой, разнообразием чешуи глав, изображением над порталом новоявленной иконы.

– О пышности собора, построен­ного в монументальном московском стиле XV–XVI веков, говорят две миниатюры рубежа XVI–XVII веков двух лицевых (то есть иллю­стрированных) повестей Казанского и Астраханского митрополита Ермо­гена. Язык миниатюр того времени был очень условным, но знаковым. На одной видна масса орнамен­тальных фигур. Это изображе­ние, возможно, не передаёт рисунок украшений, но передаёт их множе­ство. Можно предполагать, что храм был пышно декорирован в духе Дми­триевского собора во Владимире– говорит архитектор Сергей Саначин. – Что касается размеров, то на проектном генеральном плане монастыря 1798 года показаны габа­риты нового (сейчас возрождаемого) гигантского храма и контуры старо­го, ещё не разобранногоВидно, что параметры их очень близки.

%d0%b8%d0%bb%d0%bb-4_

1-7

1-11

А детальные планы дорегулярной Казани показывают, что габариты храма Богородицкого монастыря идентичны габаритам Благовещен­ского собора Казанской крепости. Я прихожу к выводу, что три глав­нейших казанских храма, постро­енных в XVI веке: Благовещенский собор, храм Спасова Преображения Спасо-Преображенского монасты­ря в крепости и Казанский храм – построены по одному типу. Отно­сительно двух последних можно высказать гипотезу, что их строила одна артель – сравните камер-об­скурный снимок храма Богоро­дицкого монастыря 1778 года и фотоснимок Преображенского.

%d0%b8%d0%bb%d0%bb-2

1-2

ЦАРСКИЕ ДАРЫ

Вся жизнь монастыря протекала под знаком благоволения к нему царствующих особ. В XVII и XVIII веках здесь появились новые ка­менные храмы и колокольня, вы­сота которой с крестом превышала 55 метров. Однако, как и весь город, в 1774 году монастырь подвергся погрому – сильнейший ущерб, особенно главному храму, нанесли войска Емельяна Пугачёва. Из ку­пола начали выпадать кирпичи. В 1794 году пришлось прекратить службы. В 1796 году Екатерина II ут­вердила проект нового собора, соз­данный крупнейшим столичным архитектором Иваном Старовым. Императрица повелела выделить на строительство 25 тысяч рублей. Деньги отправить не успели: Екате­рина скончалась. Но проекту покро­вительствовал и Павел I. Во время визита в Казань в 1798 году он при­был на торжество по случаю начала строительства. Визит императора в монастырь Лев Энгельгардт опи­сывает так: «В девять часов государь поехал в Казанский девичий мона­стырь, отслушав литургию, которую совершал казанский архиепископ Амвросий. По окончании оной, при­ложившись к чудотворному образу казанской Богоматери, он заложил соборную церковь в оном монасты­ре, на которую пожаловал двадцать пять тысяч рублей; заходил в келью к игуменье (бывшей из дому кня­зей Волховских, казанских дворян), и отправился в путь». Александр I, при котором строительство собора продолжилось, выделил из казны на завершение работ 20 тысяч ру­блей. В 1808 году храм был освя­щён в честь Явления Казанской иконы Божией Матери. «Церковь по строению изящная, подобной ей в Москве нет», – отмечали со­временники, высоко оценившие всплеск классицизма в Казани. Со­бор был величественным: почти 50 метров в длину, 43 метра в ши­рину вместе с колоннадой, высота большой главы – почти 50 метров.

Возведением храма занимался механик Наместнического прав­ления Михайла Емельянов, «яко признанный к тому способным и господином архитектором Ста­ровым».

КАЗАНСКИЙ ГЕНИЙ МЕСТА

– Работа Емельянова производит сильнейшее впечатление. Не на­прасно спустя какое‑то время после завершения строительства он был назначен губернским ар­хитектором. Маэстро Старов выдал всего три безразмерных чертежа, сейчас бы их назвали форпроек­том: план, фасад и разрез. И всё! Сегодня над возведением такого сооружения работает масса специ­алистов – расчётчиков и прочих «смежников» архитектора. Созда­ются горы проектных листов от­дельных помещений, узлов, деталей спецификаций. Тщательно исчис­ляются расходы материалов и де­нежных средств, причём с помощью «умных» технических устройств. У Емельянова ничего этого не было. Он был и мультипроектировщи­ком, и художником, и сметчиком, и прорабом – в одном лице! Скупые архивные бумаги доносят, что он, «не имея при себе определённых помощников, доказал на практике искусство в укреплении каменного купола крупной величины», – гово­рит Сергей Саначин.

Сам же Старов же в это время вёл несколько проектов в столи­це: в Санкт-Петербурге возводи­лись покои для великого князя Константина Павловича, пандус в Эрмитаже, церковь Покрова в рай­оне Большой Коломны (последняя работа мастера). Кроме того, Па­вел I повелел Старову быть в комис­сии по постройке воронихинского Казанского собора. Вероятно, поэто­му крупнейший столичный зодчий, «главный архитектор» эпохи Ека­терины II не смог присутствовать при возведении одного из лучших своих произведений, до освящения которого не дожил 43 дня.

ПО НЕ ЗАМКНУТОМУ КРУГУ

Новым витком развития мо­настыря должен был стать про­ект 1807 года, разработанный гу­бернским архитектором Яковом Шелковниковым. Он предлагал заключить главный собор и ко­локольню в «оправу» из ограды и служебных помещений. Но этим планам не суждено было сбыть­ся. Были построены только тёплая церковь Николы Тульского (1810–1816), игуменский корпус (1832), а в 1841 году – сестринский корпус (проект казанского губернского ар­хитектора Фомы Петонди).

– Сам проект был чрезмерно ре­волюционным. По существу, за ис­ключением главного собора и ко­локольни монастырь полностью отстраивался заново. Но в 1815 году случился крупнейший в истории го­рода пожар, а через небольшой пери­од в 1842‑м – самый крупный. Казань не успевала восстанавливаться. Идея шелковниковского кольца тем не менее оставалась путеводной, и от­дельные «секторы» его продолжали изредка вырастать вплоть до 1880‑х годов, когда появился корпус с Кре­стовоздвиженским храмом, – рас­сказывает Сергей Саначин.

 

 

1-1

Храмы и часовни монастыря:

  1. Церковь Воздвижения Креста Господня
  2. Церковь Веры, Надежды, Любови и матери их Софии
  3. Собор Николая Чудотворца (Тульского) (сильно перестроен)
  4. Часовня на месте обретения Казанской иконы Божией Матери
  5. Временная колокольня
  6. Собор Казанской иконы Божией матери (1798–1808 гг., разрушен в 1930‑х гг.)
  7. Колокольня (XVII в., разрушена в 1930‑х гг.)

Другие постройки монастыря:

  1. Настоятельский корпус (1810–1832 гг.)
  2. Никольский корпус (1832–1843 гг.)
  3. Святые ворота (1810 г.)
  4. Ворота к церкви Софии
  5. Фрагменты стен ограды (1-я пол. XIX в.)
  6. Башня ограды (1-я пол. XIX в.)
  7. Церковно-приходская школа (1895–1896 гг.)
  8. Церковь Рождества Пресвятой Богородицы (Параскевы Пятницы)
  9. Монастырские службы (1803–1807 гг.)
  10. Келейный корпус (1816 г.)

Иллюстрации предоставлены пресс-службой Татарстанской митрополии

1-3

1-8

1-10

КОНЕЦ ЭПОХИ

В начале двадцатого века со­бор отмечает своё последнее торжество. В честь трёхсотлетия правления дома Романовых в его подземном помещении строит­ся так называемый «пещерный» храм. На его освящение в 1913 году приезжает настоятельница Мар­фо-Мариинской обители мило­сердия в Москве великая княги­ня Елизавета Фёдоровна. Через пять лет её казнят большевики – в уральском городе Алапаевске сбросят в шахту вместе с други­ми членами царской семьи. Со­бор и пещерный храм переживут её на 14 лет.

Главный собор Богородицкого монастыря был взорван в четверг, 26 мая 1932 года, в 4:30 утра. Точ­ная дата слома колокольни не за­фиксирована. Но она пережила взорванный собор как минимум на три года. Это доказывает кино­съёмка, сделанная с борта самолета «КАИ-1» в 1935 году.

%d0%b8%d0%bb%d0%bb-8

В последующие годы в помеще­ниях монастыря в разное время действовали объединение «Вос­токкино», общежитие студентов педагогического техникума, та­бачные фабрики, филологический факультет Казанского педагоги­ческого института, его общежи­тие. Масштабная реконструкция на территории монастыря нача­лась в 2004 году, когда стало из­вестно о грядущем возвращении в Россию Ватиканского списка Ка­занской иконы Божией Матери, утраченной (считается украден­ной и уничтоженной) в 1904 году. Из обширного комплекса монасты­ря сохранились двухэтажный кор­пус с Крестовоздвиженской цер­ковью (1882–1887 гг.), Софийская надвратная церковь, двухэтажный корпус для богомольцев (1806 г.) – самое старое здание комплекса (ул. Большая Красная, 5а). В глубине квартала расположены двухэтаж­ные Настоятельский и Никольский корпуса (1810–1843 гг.). На улицу Нагорную выходит сильно пере­строенная церковь Николы Туль­ского (1810–1816 гг.). В стенах этих зданий сегодня действует Казан­ско-Богородицкий мужской мо­настырь.

НАСЛЕДИЕ МАСТЕРА

Но коль скоро от ансамбля мона­стыря остались лишь разрозненные здания разного времени построй­ки, а уцелевший до начала сводов «пещерный» храм планируется воссоздать в стиле древнерусского церковного зодчества, почему со­бор храм не может быть воссоздан таким, каким был построен первый каменный храм монастыря в конце XVI века?

– При всем интересе и тяготении людей к древностям в методологии реставрации и воссоздании соору­жений установлен принцип соблю­дения достоверности. При отсут­ствии надёжных, ясных источников правомочна консервация или от­срочка потомкам. Малейшие импро­визации при нехватке достоверных документов недопустимы. По храму 1594/95 года достоверных матери­алов нет, – поясняет Сергей Сана­чин. – Ситуация по собору 1798–1808 гг. (1796 г. – год утверждения проекта) противоположная. Имеется надёжная археологическая основа, большой массив фотоматериала, как экстерьера, так и интерьеров. И самое главное – чертежи собора архитектора Ивана Старова.

1-5

Исторический собор на месте явления Казанской иконы Божией Матери воссоздаётся по указу Президента Республики Татарстан Рустама Минниханова от 4 ноября 2015 года. 21 июля 2016 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил закладку собора. Проект осуществляется при содействии Республиканского фонда «Возрождение», который координирует деятельность ведомств и организаций, выполняющих строительные, реставрационные и археологические работы на воссоздаваемом объекте.

В публикации использованы чертежи и эскизы из личного архива Павла Саначина, а также фотографии, предоставленные пресс-службой Татарстанской епархии.

Источник: журнал "Татарстан", сентябрь, 2018 год. 

 

Опрос
  • На каких площадках республики вы танцевали в 1980-х?
    Проголосовало 4788 человек