Мусоросжигательный завод в Татарстане: три острых вопроса

Мусоросжигательный завод в Татарстане: три острых вопроса

Столица Татарстана должна стать первым в стране городом с нулевым захоронением твёрдых коммунальных отходов – в Казани планируют запустить мусоросжигательный завод, построенный по современным мировым технологиям. Конкурс на этот госзаказ выиграла компания «РТ-Инвест» – дочернее предприятие госкорпорации «Ростех». Определено и место строительства – недалеко от посёлка Осиново. Однако проект обрёл противников среди части жителей Казани и Зеленодольского района республики, которые объединились в общественное движение «Нет МСЗ в Казани и Татарстане».

К сожалению, за прошедшие три года сторонам конфликта так и не удалось наладить эффективный диалог. Помочь решил журнал «Татарстан». Мы предложили активистам общественного движения «Нет МСЗ в Казани и Татарстане» задать свои самые острые вопросы компании «РТ-Инвест», а инвестору – дать на них ответы.

ВОПРОС №1:

Елена Бикташева, экоактивист, юрист сообщества:

– Почему более года компания не представля­ет проект завода на обще­ственную экспертизу? В от­сутствие проекта все заве­рения об экологичности завода являются только рекламой. Общественная организация «ПРИНЦИПЪ», ко­торой проектная документация не выдаётся уже более года, была вынуждена обратиться в суд, ко­торый удовлетворил иск. Однако АГК‑2 оспаривала решение суда во всех возможных инстанци­ях. Последняя кассационная инстанция оставила решение в силе – обязать АГК‑2 выдать проектную документацию. Решение суда вступило в силу 2 сентября 2019 года, но до сих пор не исполнено.

Елена Ямщикова, директор по экологии АГК‑1 (Альтернативная генерирующая компания в структуре «РТ-Инвест»):

– До момента получения заключения Главгосэкспертизы России про­ект завода в Татарстане дважды проходил общественную экспертизу. Документация по экологическим параметрам завода представляется по запросу любой общественной организации, которая имеет для этого соответствующие основания. Все экспертизы дали заключение о соот­ветствии проектной документации экологическим требованиям, уста­новленным законодательством РФ в области охраны окружающей среды.

В данном вопросе речь идёт о запросе полного пакета документации, содержащей не только сведения о воздействии на окружающую среду, но и технологические схемы, состав уникального оборудования от наших зарубежных партнёров. Мы считаем, что данная информация является коммерческой тайной, и вынужденно отстаиваем эту позицию в судах, так как имеем право защищать интеллектуальную собственность для не­допущения злоупотребления этой информацией третьими лицами. По­этому АГК-1 и АГК-2, получая запросы на полный пакет документации, просят подписывать соглашение о конфиденциальности.

Елена Бикташева, экоактивист, юрист сообщества:

– В ОО «ПРИНЦИПЪ» пред­ложение о подписании согла­шения о конфиденциальности от АГК‑2 не поступало. Более того, суд указал, что данное требование незаконно. Документация долж­на быть передана без каких‑либо условий. Кроме того, информа­ция, касающаяся вреда здоровью, не может быть объектом коммер­ческой тайны.

Елена Ямщикова, директор по экологии АГК‑1 (Альтернативная генерирующая компания в структуре «РТ-Инвест»):

– АГК‑2 действует исключительно в плоскости закона. Мы не оспариваем факт, что считаем техническую документацию коммерческой тайной. Именно по этой причине мы и проходим все судебные инстанции. Там, где пройдены все судебные инстанции, документация, безусловно, пред­ставляется с соблюдением всех регламентных сроков, которые положены по закону. В Татарстане в том числе. В настоящее время документация готовится к передаче.

ВОПРОС №2:

Елена Бикташева, экоактивист, юрист сообщества:

– В своих интервью Андрей Шипелов, ге­неральный директор «РТ-Инвест», неод­нократно утверждал, что из трубы завода будет выходить чи­стый пар. Но почему тогда в Проекте оценки воз­действия на окружающую среду (проект ОВОС), который был представлен на обсужде­ние, обозначена иная картина: выбрасываться будет 670 тонн вредных веществ 1–2-го класса опасности, в том числе ртуть, тяжёлые металлы, диоксины, фураны, а кроме того, окислы азота и углекислый газ?

Елена Ямщикова, директор по экологии АГК‑1 (Альтернативная генерирующая компания в структуре «РТ-Инвест»):

– Губительное влияние на экологию, выбросы с высоким содержанием вредных веществ 1-го и 2-го класса опасности от наших заводов «Энер­гия из отходов» исключены! Надо понимать, что каждое промышленное предприятие оказывает определённое воздействие на окружающую сре­ду. Здесь важны состав выбросов загрязняющих веществ в атмосферу, их сброс в водные объекты, концентрация и количество. На наших заводах все показатели выбросов будут контролироваться независимой систе­мой онлайн-мониторинга, установленной на выходе. Любое отклонение от предельно допустимых значений послужит сигналом к остановке обо­рудования. Это предусмотрено схемой работы предприятия. Более того, для спокойствия граждан – по их запросу – мы готовы проводить любые лабораторные исследования на предмет воздействия на окружающую среду. В любых лабораториях.

Кроме того, если рассмотреть схему взаимного расположения предприятий вблизи предполагаемой площадки строительства, то завод по энергоути­лизации отходов в посёлке Осиново с современной системой газоочистки будет оказывать минимальное воздействие на окружающую среду – кратно ниже, чем производства, расположенные рядом.

Так, годовой объём выбросов от завода «Энергия из отходов» в 670 тонн – это максимально возможные показатели расчётов выбросов и рассеивания загрязняющих веществ, принятые для производства. По факту они будут ещё ниже. Если же сравнивать их с ныне действующими аналогичными европейскими заводами, то выбросы от тех же «Казаньоргсинтеза» и ТЭЦ достигают десятков тысяч тонн, а именно около 37 тысяч тонн в год!

Общий вклад в загрязнение воздуха от завода по энергоутилизации отходов менее 2 процентов. Из них возможных диоксинов не более 0,047 грамма. В год! Напомним, что министр экологии республики Александр Шадриков в своё время также озвучивал, что одна горящая свалка способна залпом выбросить 100 граммов диоксинов – этого хватит на 2 тысячи лет работы современного завода по термической переработке отходов… Попробуйте посчитать, сколько уже «вдохнула» Казань, когда неделю горела свалка в Самосырово.

Елена Бикташева, экоактивист, юрист сообщества:

– Мы не согласны с тем, что тяжёлые металлы, ртуть и диоксины в выбросах МСЗ не могут причинить вре­да. МСЗ – это та же свалка, только на небе. На самом деле негативное воздействие будет намного больше, инвестор не указал в ОВОСе условно безвредные СО2. Завод будет сжигать кислород из воздуха в огромных объёмах. Известно, что безопасной концентрации диоксинов не существует. Только их полное отсутствие может обеспечить безопасность для жизни. Катализа­торами, многократно усиливающими вред диоксинов, могут быть тяжёлые металлы и выбросы того самого ПАО «Казаньоргсинтез». Вред и кумулятивный эффект выбросов обоих предприятий для жителей ближайших густонаселённых микрорайонов «Салават Купере», Осиново, Московского района непредсказуем. Поэто­му мы считаем, что уменьшать значимость выбросов МСЗ путём сопоставления их небольшого объёма (2 процента) с общей массой всех выбросов некоррек­тно. Более подробно ознакомиться с технологической критикой МСЗ можно в публикациях Сосновцева, Мазурина, Плужниковой, а также в публикациях ин­тернет-портала «Активатика» по тематике МСЗ.

Елена Ямщикова, директор по экологии АГК‑1 (Альтернативная генерирующая компания в структуре «РТ-Инвест»):

– К сожалению, действующие предприятия являются источниками загрязнения атмосферы, включая выбро­сы ими тяжёлых металлов. Завод по энергоутилизации отходов призван решить проблему полигонов и их не­гативного влияния, которое более пагубно в сравнении с работой высокотехнологичного предприятия. Важно, что диоксины образуются не только при сжигании отходов. Они образуются даже тогда, когда мы просто жарим шашлыки. Добиться синтеза диоксинов в быту и на природе очень просто. При температурах же выше 1200 градусов происходит уничтожение молекулярной структуры диоксинов, что и предусмотрено технологией завода. Такие же заводы сегодня строит весь циви­лизованный мир для решения проблемы свалок. Да, энергоутилизация отходов – экологически безопасная и правильная – это возможность закрытия всех свалок, которые оказывают губительное влияние на окружа­ющую среду. Критикуя новейшие технологии, что вы можете предложить взамен? Оставить полигоны? Мы внедряем раздельный сбор мусора, строим ком­плексы его сортировки и придерживаемся принципов циклической экономики. На завод будут поступать только те отходы, которые невозможно переработать. Площадка строительства завода согласована с властя­ми республики. Для инвестора были важны привязка к инженерным сетям и логистика доставки «хвостов» для энергоутилизации.

Местные жители смогут получить все пояснения в нашем информцентре. Он будет мобильный и смо­жет выезжать по запросу в удобное для них время и место.

1-3

Фото с сайта «Казань без мусора». Старт рекультивации Самосыровской свалки. 

ВОПРОС №3:

Елена Бикташева, экоактивист, юрист сообщества:

– Каким образом будет обеспечиваться эффективная очистка отходящих дымовых газов от мелкодис­персных пылевых ча­стиц (размером PM 10, PM 2,5), которые могут находиться в воздухе во взве­шенном состоянии?

Елена Ямщикова, директор по экологии АГК‑1 (Альтернативная генерирующая компания в структуре «РТ-Инвест»):

– Проектом принята концепция применения высокоэффективной трёхступенчатой системы очистки отходящих дымовых газов, проек­тирование и поставка которой осуществляется техническим партнёром проекта – компанией Hitachi Zosen Inova. Подчеркнём, что количество степеней не означает снижение эффективности очистки отходящих га­зов. Важен гарантированный результат, который закреплён в контракте с нашим зарубежным партнёром. Лестничный пролёт можно пройти за пять шагов, а можно – за три. Так же и с очисткой газов. Итог будет один – вы достигнете нужной высоты или нужной степени очистки. Для обеспечения должного обеспыливания отходящей газовоздушной смеси компания будет применять рукавный фильтр, позволяющий осу­ществить отделение мелкодисперсных твёрдых пылевых частиц, а также остатков присадок, инжектируемых на предыдущих этапах газоочистки. Указанный метод входит в перечень мероприятий по удалению твёрдых пылевых частиц, изложенный в информационно-техническом справочни­ке по наилучшим доступным технологиям ИТС 09‑2015 «Обезвреживание отходов термическим способом (сжигание отходов)».

%d0%bf%d1%83%d0%bd%d0%ba%d1%82-%d1%81%d0%b1%d0%be%d1%80%d0%b0

Пункты раздельного сбора отходов в Казани уже не редкость. Один из них (на фото) начинает работать на улице Гаврилова.

Фото: Аскар Сабиров

Елена Бикташева, экоактивист, юрист сообщества:

– Еврокомиссия обозначила свою позицию по му­соросжиганию в коммюнике от 26 января 2017 года «Роль энергии из отходов в цикличной экономике». Согласно документу, строительство новых МСЗ в Ев­ропе является нежелательным, оно не должно финан­сироваться банками, должно облагаться повышен­ными налогами, а в идеале в стране действует режим моратория на новые МСЗ с постепенным закрытием старых. Вместо МСЗ еврокомиссия вводит строгие целевые показатели по переработке отходов (до 75 процентов без учёта «Энергии из отходов»), в том числе предлагает строить мощности по анаэробному разложению отходов органики. В настоящее время HZI в основном переключилась в Европе на строи­тельство фабрик по анаэробному брожению вместо МСЗ «Энергия из отходов» (исключение – страны третьего мира). В качестве альтернативы МСЗ мы предлагаем обратиться к новейшим европейским тенденциям. А это уход от сжигания в пользу умень­шения образования, глубокой переработки отходов, раздельный их сбор. Считаем, что преподносить МСЗ в качестве альтернативы свалкам неверно, по­скольку во всём мире сжигаются только неперераба­тываемые «хвосты». В отношении отходов Казани речь не идёт о сжигании «хвостов», так как планируется сжигать до 94 процентов казанского мусора (данные из Территориальной схемы обращения с отходами РТ). Построив МСЗ, Казань будет экономически связана необходимостью «кормить» сырьём завод, ни о какой переработке речи идти не будет. Согласно той же тер­схеме, ежегодно количество отходов растёт не более чем на 3 процента. То есть завод на 550 тыс. тонн Казани не нужен. Отходы других районов Татарстана поедут на новые межмуниципальные полигоны (пла­нируемые в Алексеевском, Арском, Верхнеуслонском, Елабужском, Лениногорском районах). Не хочется, чтобы Казань повторяла сценарий Швеции, которая настроила МСЗ и должна заполнять их, будучи свя­занной долгосрочными контрактами. Впоследствии Швеция, внедрив РСО (раздельный сбор мусора), до­стигла целевых показателей по переработке и сжигать уже стало нечего. Сейчас приходится закупать отходы. Кроме того, технология колосниковой решётки счи­тается устаревшей, об этом говорил Андрей Пешков, заслуженный эколог России, профессор, эксперт ООН, член СПЧ при Президенте РФ.

В мировой практике постоянно происходят скан­далы вокруг развенчания мифов об экологической безопасности тех или иных заводов «Энергия из отхо­дов». Так, мэр Лондона недавно назвал завод Riverside архаичным и загрязняющим атмосферу. Примерами могут быть скандалы вокруг МСЗ в США, в результате которых за последние 20 лет не построено ни одно­го завода. Скандал в Голландии, связанный с МСЗ Reststoffen Energie Centrale, построенным в 2011 году. Банк ЕС прекратил финансирование строящегося МСЗ в Белграде после того, как еврокомиссия преду­предила о недостижении природоохранных целей.

Елена Ямщикова, директор по экологии АГК‑1 (Альтернативная генерирующая компания в структуре «РТ-Инвест»):

– Трактовка и перевод коммюнике неверен. Евросо­юз продолжает строить заводы «Энергия из отходов». Сегодня строится более 30 заводов. Британский завод Riverside находится на реконструкции. Более того, предприятие «Атомэнергомаш», которое по заказу HZI производит оборудование и для наших заводов, получило заказ на изготовление котлов для Riverside. Там, где мощности нужны, – их строят, где они уста­рели – их модернизирут. В России мы строим самые современные заводы, что подтвердят и специалисты Hitachi. Поэтому заявления, что технологии МСЗ «Энергия из отходов» устарели и оказывают нега­тивное воздействие на экологическую обстановку, несправедливы.

Установки же по анаэробному разложению подразу­мевают наличие органики для последующего произ­водства биогаза. Эта технология не является альтерна­тивой уничтожению «хвостов». Повторимся, на наши заводы будут поступать только те отходы, которые прошли промышленную сортировку и из них извлекли все полезные фракции. Из органики на наших ком­плексах сортировки мы производим компост, поэтому остаточная доля органических фракций в «хвостах» незначительна. Делая выбор в пользу определённой технологии, в первую очередь мы руководствова­лись принципом её эффективности и экологической безопасности.

1-5

Экоактивисты движения «Нет МСЗ в Казани и Татарстане»: «В качестве альтернативы МСЗ мы предлагаем обратиться к новейшим европейским тенденциям. А это уход от сжигания в пользу уменьшения образования, глубокой переработки отходов, раздельный их сбор».

Макет будущего завода. Предоставлен пресс-службой компании «РТ-Инвест». 

СПРАВКА ОТ ИНВЕСТОРА

Японско-швейцарский консорциум Hitachi Zosen Inova, кото­рый выступает партнёром по проектам строительства заводов по энергоутилизации отходов в России, является одним из ми­ровых лидеров в вопросах экологически безопасного удаления ТКО. Мы не хотим рисковать здоровьем людей, поэтому детально изучили мировой опыт и сделали выбор в пользу гарантирован­но безопасных технологий. Такой же выбор делают и крупней­шие мировые державы: аналогичные проекты компания Hitachi Zosen Inova реализует сейчас в ОАЭ, Франции, Турции и других странах. Компания построила более 500 заводов по всему миру, и «РТ-Инвест» закупает у консорциума новейший состав обору­дования, который обеспечит безопасность работы предприятия для окружающей среды.

В начале декабря в Евросоюзе приняты новые стандарты наи­лучших доступных технологий (НДТ) для строительства заводов «Энергия из отходов». Главное издание по обращению с отходами Waste Management World со ссылкой на официальный журнал ЕС подтверждает, что сегодня в Евросоюзе ведётся строительство 32 заводов «Энергия из отходов» с применением технологии сжи­гания на колосниковой решётке, а также модернизация устаревших мощностей, построенных 30–40 лет назад. Помимо Франции, заводы строят в Швеции, Польше, Германии и Литве. В Великобри­тании самый последний завод введён в эксплуатацию в декабре 2019 года. Все российские заводы компании «РТ-Инвест» будут также соответствовать европейским стандартам.

«В мире сегодня нет альтернативы полного уничтожения свалок, кроме термической переработки. Главными приоритетами при этом, и для России в том числе, остаются сортировка и переработка отхо­дов во вторичное сырьё. И только потом – переработка в энергию тех отходов, которые пока невозможно использовать для получения вторичного сырья. Новейшие зарубежные технологии и системы очистки сегодня позволяют достичь минимального воздействия на окружающую среду, которое оказывает любое промышленное предприятие, будь то фабрика по производству детских игрушек или по энергоутилизации отходов», – сказал Валерий Петросян, заслуженный профессор МГУ, вице-президент РАЕН, эксперт ООН по проблемам химической безопасности, член европейского комитета «Химия и окружающая среда».

Заводы – это лишь один из элементов системы обращения с отходами, финальный этап после обязательной сортировки. «РТ-Инвест» к решению проблемы подходит комплексно: вне­дряется раздельный сбор и вывоз отходов, строятся современные комплексы сортировки отходов, первый из них открылся под Ко­ломной осенью 2019 года. В Казани эта работа также ведётся.

Источник: Журнал "Татарстан", январь, 2020 год.

Опрос
  • На каких площадках республики вы танцевали в 1980-х?
    Проголосовало 5074 человек