Из архивов «Коммуниста Татарии»: Идеологическая работа

Из архивов «Коммуниста Татарии»: Идеологическая работа

О проблемах воспитания молодёжи размышляет редактор газеты «Комсомолец Татарии» Владимир Шевчук:

САМОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ ПЛЮС ДОВЕРИЕ

«Не расстанусь с комсомолом – буду вечно молодым!» – бодренькая песня-марш, звучавшая из всех динамиков в дни комсомольских праздников, сегодня, кажется, забыта. Не поёт её молодежь...

Конечно, не о комсомольских песнях речь. Волнуют куда более острые молодёжные проблемы: рост преступности, наркомания, проституция...

Сам я не склонен видеть нашу молодёжь только в таком свете. Кому, как не журналисту, знать, сколько замечательных парней и девушек, людей активных, творческих, беспокойных и неравнодушных, живёт рядом, работает в каждом коллективе, учится в школах и вузах.

Но есть и другие – те, кто может до смерти забить железными прутьями сверстника в уличной драке, те, кто готов торговать душой и телом, честью и совестью, те, кто, «сев на иглу», уходит в призрачный мир, не в силах уже понять, что кончается он вечной темнотой...

Откуда же взялось это горе нашего общества?

Сегодня, начав большую работу по перестройке нашей жизни, мы должны найти корни застоя в комсомоле. Многие сейчас говорят о потерянных поколениях, винят во всех бедаx школу, семью, комсомол. Наверное, есть в этом доля истины. Но корни, думается, в другом – в командно-бюрократической системе, где лозунг – «Всё для блага человека» – зачастую оставался пустой фразой.

Вспоминается случай: в Казанском филиале Центрального музея В. И. Ленина собрались учителя и учащиеся одной школы для открытого разговора о том, что такое комсомол сегодня. Вёл встречу учитель истории Тагир Гапдульбаров. Едва он сказал, что его волнует, когда восьмиклассники не желают вступать в комсомол, как встала симпатичная девчушка и заявила: «Я одна из тех, кто не хочет быть комсомольцем!»

«А ведь почти отличница, умненькая девочка», – шепнула сидящая рядом учительница. А та, тряхнув чёлкой, продолжала: «Что мне может дать комсомол? Кроме скучных собраний, уплаты взносов – чем ещё занимаются комсомольцы?»

Желающих высказаться на том собрании было много. Оказалось, что есть у ребят этой школы реальное доброе дело – они помогают инвалидам и престарелым. Не каждый способен на такое. И не в силу своих личных качеств, характера, не упомянула об этом «почти отличница, умненькая девочка»... А выбора у неё не было.

Кто-то из работников обкома ВЛКСМ подсчитал, что у комсомола чуть ли не три сотни направлений работы. Думаю, их ещё больше. Только вот парадокс. Дорог много, а выбрать ту, что по душе, молодёжь зачастую не может. Останавливается, столкнувшись с формализмом.

Взять хотя бы движение МЖК. Ещё недалеко ушло то время, когда кое-кто считал, что эмжэковцы – это люди, стремящиеся за здорово живёшь отхватить себе квартиры. И завалы на их пути воздвигались мощные. Теперь, кажется, все всё поняли, оценили, разрешили... Почему же в отряд строителей МЖК путь открыт далеко не каждому? Почему и туда пробрался червь формализма? Приведу пример. Недавно один внештатный автор пришёл ко мне, дабы получить запись в анкету-справку: сколько подготовил материалов для газет, сколько часов затратил на работу, сколько раз выступил с лекцией, сколько больных посетил на дому...

Вот кому это нужно?! А ведь чего, казалось бы, проще – бригада, в которой работает человек, сама оценит его работу: хорошо потрудился – получишь квартиру в первую очередь, плохо – в последнюю или вообще не получишь.

Могут возразить: главные причины, породившие подобное бумаготворчество,  – экономические. В отряд принимают по конкурсу, поскольку не могут всех обеспечить работой – не хватает материалов, техники... Вот так: желающих отдать свои силы и время для решения одной из острых проблем перестройки – обеспечения народа жильём – более чем достаточно, а мешают, как и раньше, неповоротливость нашей экономики, формализм плановости, из которых следует неверие в реальное улучшение дел.

Пример, к сожалению, не единичный. Иллюстрацией может служить положение, сложившееся в Казани с подростковыми группировками. Откуда они появились? Ссылки на то, что подростки всегда сбивались в группы и стычки между ними возникали испокон века, не выдерживают критики. Некоторые связывают появление хулиганствующих групп подростков с преступной организацией «Тяп-ляп», которой руководили уголовные элементы. Мол, тогда не удалось вырвать преступные корни, вот они и проросли снова. Слишком упрощённый подход...

Обратите внимание: в обществе, где сегодня набирают силу гласность и демократизация, существуют группировки, вся система которых антидемократична – выйти из «моталки» или высказать своё мнение, идущее вразрез с мнением её лидеров, подросток не может из-за угрозы физической расправы.

Абсолютное большинство «мотальщиков» – учащиеся ПТУ. Почему? Именно во времена застоя произошёл раскол подростковой молодёжи на «чистых» и «нечистых». Школа начала усиленно освобождаться от троечников, хулиганистых и «беспокойных» ребят. Были даже введены нормы, обязывающие направлять в ПТУ такое-то количество учащихся. Школьникам с первого класса внушали: «Будешь плохо учиться – станешь рабочим», формировалось убеждение, что ПТУ – это для «второсортных».

Так у многих учащихся профтехучилищ сложился стереотип: «Нам ничего не светит в этой жизни». Этими настроениями молодых умело пользуются люди, за плечами которых большой опыт, приобретённый в местах не столь отдалённых... Перестройка даёт возможность полного творческого самовыражения личности. Но надо научить ею пользоваться. Последнее гораздо труднее, к тому же проявления самостоятельности до сих пор встречают множество препон. С огромным трудом пробивает себе дорогу ученическое самоуправление. Лишь в отдельных школах создаются кооперативы учащихся.

Невольно вспоминаются кадры из старого фильма «Розыгрыш», когда завуч с  ужасом узнаёт, что школьный вокально-инструментальный ансамбль играл на свадьбах.

– Как?! Вам за это и деньги платят?!

– Не важно, что платят, важно, на что мы их тратим, – отвечают ребята.

Но этот ответ не удовлетворяет завуча, озабоченную, «кабы чего не вышло».

До недавнего времени довольно широкая сеть подростковых клубов Казани действовала без какой-либо координации. Сегодня сама жизнь заставляет объединить их усилия, найти единого хозяина. Отныне им станет объединение «Подросток», создаваемое при Казанском горкоме ВЛКСМ.

Реалии времени, которое мы переживаем, выражены одним ёмким словом – перестройка. Это кипение умов и переосмысление действительности. Союзу молодёжи приходится ломать свою устаревшую систему. А на сломанном быстро не построишь новое. Радует то, что набирает силу социальная активность студенческой, рабочей, сельской молодёжи. Возникают новые молодёжные объединения, которые называют неформальными. Методы действий неформалов многим людям старшего поколения всё ещё кажутся пугающими, непривычными: пикеты, митинги, демонстрации, выпуск рукописных листовок... Но ведь когда-то и движение МЖК, теперь широко развернувшееся по всей стране, казалось коекому непривычным, а общество НТТМ или советы молодых учёных представлялись «попирающими основы науки». Даже самодеятельное творчество старательно подгонялось под общепринятые рамки! В самом конце прошлого года на одной из встреч со школьниками вновь прозвучал вопрос, вступать ли восьмиклассникам в комсомол. Ребята сами ответили на него. Комсомол сегодня – наиболее мощная политическая организация, которая способна реально решать молодёжные проблемы. На его помощь и поддержку опирается большинство неформальных объединений. Но и самому комсомолу необходима перестройка во всех звеньях. Делать её могут здоровые силы. Значит, вывод один – вступать!

Опрос
  • На каких площадках республики вы танцевали в 1980-х?
    Проголосовало 4790 человек