В Кестым за табекмек

Татарам из Балезинского района Удмуртии для того, чтобы встретиться и обняться с другими татарами, нужно проехать десятки, а то и сотни километров. С одной стороны, это повод грустить. С другой – повод радоваться. И вот почему.

ДЛЯ СПРАВКИ:

Кестым – деревня в Балезинском районе Удмуртской Республики на реке Кестымка, впадающей в реку Чепцу. Население – около 850 человек, в основном чепецкие татары.

На сцене – сурового и властного вида мужчина в расшитом золотым узором костюме и отороченной мехом шапке. Он вручает молодому человеку искусно украшенный ларец.

– Бажен (Байзян), ты мой единственный наследник. Вот указ царя, дающий нам право на эту землю. Однажды судьба рода Касимовых перейдёт в твои руки и твои потомки будут основывать деревни на этих землях.

С этой исторической реконструкции в деревне начинают фестиваль Касимовых – «Касимовлар җыены». Напомнив гостям историю появления Кестыма, артисты переходят к развлекательной части.

59 стр. Касимовлар жиены_balezino.udmurt.ru

На сцену один за другим выходят коллективы из Кестыма и соседних населённых пунктов. Ради этого выступления ансамбли совершают настоящие чудеса: в деревне Бектыш проживает 9 человек, а выступать оттуда приезжает 11…

Впервые жители деревни организовали «Касимовлар җыены» в Кестыме в 2017 году – на грант и спонсорскую поддержку. В 2018 году провели снова, уже в соседней деревне Падере. Собралось 800 гостей! А в 2019 году провели 200‑летие деревни Бектыш. В 2020‑м все планы разрушила пандемия. Кестымцы с нетерпением ждут, когда санитарно-эпидемиологическая обстановка позволит им обняться с роднёй. Почти все из нескольких сотен гостей фестиваля – Касимовы.

ПУТЕШЕСТВИЕ ДЛИНОЮ В ВЕК

– Предки Касимовых вместе с другими кланами относились к Арским князьям. В XV веке эти кланы пришли на Вятку и основали поселение Карино, ставшее центром Каринского княжества. Оттуда потомки князя Касима переселились сюда, на территорию Балезинского района. Есть разные версии о том, откуда происходят предки Касимовых. Считается, что предки каринских князей были представителями одного из правящих кланов Золотой Орды. Но я убеждён, что они пришли из Крыма, – говорит Ильмир Касимов. Ильмир – педагог Кестымской средней школы, мухтасиб северных районов Удмуртии, страстный краевед. Мы попросили его стать нашим экскурсоводом по местным достопримечательностям.

IMG-20210830-WA0013

В гостевом доме, где встречают туристов, Ильмир показывает генеалогическую карту Касимовых, к роду которых принадлежит больше половины жителей Кестыма. Первый в обширном дереве шестнадцати поколений – Гази Мансур. Он жил в XV веке и, судя по всему, много путешествовал. Гази Мансур – предок касимовского клана, одного из нескольких татарских кланов, населявших берега реки Чепцы и потому названных чепецкими.

КСТАТИ:

Фамилия Касимов появилась в XVI веке и с тех пор передаётся из поколения в поколение.

– По моим предположениям, это кланы потомков крымских кыпчаков. Именно в Крыму я обнаружил могилу некоего князя Гази Мансура. Процесс миграции из Крыма описывается в шәҗәрә (родословной – тат.) другого клана, жившего на Чепце, – рода Карабеков. Они прошли через Карачаево-Черкесию. И там действительно есть перевал Карабека. А в Крыму есть местность Карабек – яйляу, то есть летнее стойбище Карабека. Потом клан кочевал по территории современной Оренбургской области, по башкирским степям, затем по территории Удмуртии, оставляя после себя географические названия. В Удмуртии есть село Камбарка. А Камбар – имя отца Карабека, – рассказывает Ильмир. Он считает, что анализ его собственного ДНК также указывает на родство с крымскими татарами.

ПЕСНЯ-СУВЕНИР

– Это называется табекмек (таба, тат. – сковорода, икмәк, тюрк. – хлеб), – говорит Люция Касимова, доставая из печи сковороду с румяными оладушками. Люция ловко макает их в расплавленное сливочное масло. Наши гостеприимные хозяйки утверждают, что это обмакивание – единственный секрет рецепта. Но фантастически нежный вкус оладушек говорит о другом.

IMG-20210830-WA0026

Люция работает методистом в кестымском Доме культуры и вместе с его коллективом участвует во встрече туристов (в доковидные времена Кестым посещали 500–800 человек в год. Пока массовые мероприятия в бюджетных учреждениях в районе не разрешены). Она угощает нас салмалы-аш – так в Кестыме называется суп с лапшой. А ещё – местным напевом:

Иретәне торыдымы иретә лә дип / Утром рано я встал, Иретәне аязаны әетәләр дипе шул / Так как произносили утренний азан. Аязаны әетәләр, мине җыелыемын / Азан говорят, а я рыдаю. Баяшымы читекә лә китә дипе шул / Моя головушка уходит на чужбину. Әнекие аяшыңы пеешепе җитекәче / Матушка, когда у тебя сварится суп, Баялаялаярыңы җыелыры шул / Соберутся все твои дети. Барысые буюлыпы мине булымаягачы / Все соберутся, и, когда меня не окажется, Күюзеңедине яшең кыелыры шул / Закапают слёзы из твоих глаз.

Эту душераздирающую песню В Кестыме пели на проводах рекрута. На прослушивание полной версии ушло бы немало времени: песня пелась во время застолья и каждый вспоминал и добавлял куплеты, которые исполнялись в его семье. В татарском тексте есть лишние гласные. По версии Ильмира – от того, что песня пелась и в дороге. Ехали на покос или на станцию. Колёса наезжали на камни…

Традиция пения застольных песен сохранялась в Кестыме ещё в 90-е. Сейчас их исполняют только артисты Кестымского центрального сельского ДК. Есть в репер — туаре ансамбля и настоящий раритет. Текст пришёл из времён странствий предков Касимовых: «Сел в лодку, / Посмотрел на дно Шошмы. / Дно Шошмы чёрное, / От судьбы не уйдёшь».

СПАСЕНИЕ В БЛАГОСЛОВЕНИИ

О том, как заслужить благосклонность судьбы, рассказывает местная легенда, свя — занная со строительством мечети. Летом 1903 года в Кестыме стояла жара, дули сильные ветра. Однажды начался пожар, который уничтожил больше 130 домов и деревянную мечеть. В эти дни кестымский торговец Гусман Касимов возвращался домой из хаджа. По дороге он встретил знакомого, который рассказал о пожаре. «О, милосердный Аллах, если мои семья и дом уберегутся от пожа ра, обещаю: на все деньги, что у меня есть, я построю новую мечеть!» – взмолился Гусман. Говорят, что ветер нёс огонь прямо на его дом  (и лавку), но перед самым зданием ветер поменял направление и пламя ушло в обратную сторону. Гусман исполнил своё обещание и построил мечеть. «А что же ты оставишь мне и нашим детям?» – спросила Гусмана жена, которая была намного его моложе. «Благословение Аллаха и благодарность людей», – ответил тот. Кестым был зажиточной деревней, раскулачивание и репрессии 1920–1930‑х годов коснулись многих семей. Дети Гусмана, жившие в том самом доме, не пострадали. Возведённая на его средства мечеть примечательна сама по себе. Это единственная сохранившаяся в России мечеть, построенная по «Образцовому проекту», утверждённому в 1829 году императором Александром I. 

1PxmNpIr6BE

Сгоревшая мечеть и её предшественница были построены по такому же проекту. Восьмигранная форма деревянного здания оказалась неудобной, и далее мечети строили по другим проектам. А вот мечеть Гусмана стоит уже больше века. За это время она закрывалась лишь однажды. Не так давно пришлось снять минарет, который совсем обветшал. Метровые гвозди, которыми он крепился к крыше, хранятся в мечети – из предметов, имеющих отношение к истории здания, Ильмир составил нечто вроде музейной экспозиции. Сейчас в здании идёт ремонт, перекладывают печи, которыми отапливается молельный зал. Рядом стоит новая, каменная мечеть, построенная на средства прихожан.

P1090666

Когда закончится ремонт в старой мечети, там по праздникам будут молиться мужчины, а в новой – женщины. В остальное время старая мечеть будет работать как музей. По праздникам в двух кестымских мечетях молятся более 150 человек.

КОМЕТА, КОТОРАЯ НАС СБЛИЖАЕТ

Кажется, что музеи Ильмир Касимов организует везде, где есть такая возможность. В школе, например, расположены два музейных зала – этнографический и краеведческий. В этнографическом собраны предметы кестымского быта. Некоторым – больше века.

5o_uF94_Puo

– Я увлёкся реконструкцией татарского исторического костюма. Односельчане передали мне несколько предметов одежды начала XX века, что‑то сохранилось у меня дома. Всё это я исследую и пробую воспроизвести. Изучаю традиционные костюмы татар, удмуртов. Я научился выполнять разные швы на машинке, начал разбираться в фасонах и крое, – говорит Ильмир. – Ещё мне очень нравится работать с хаситэ. Как и костюм, это шифр, из которого можно узнать возраст, социальную принадлежность и статус женщины, жившей век и больше назад. 

9PmGAu8lO_E

В витринах краеведческого музея – множество исторических фото деревни и её жителей, а также их истории. В 1930–1970‑е годы Ибрагим Ахмаров (его отец поменял фамилию с Касимова на Ахмарова) преподавал в школе точные науки. Он очень любил звёзды и хорошо знал карту неба. Однажды вечером Ахмаров, возвращаясь с очередной лекции, которую читал в клубе, взглянул вверх и увидел лишнюю звезду с хвостом. На следующий день после уроков он побежал в райцентр, в Балезино, и отправил телеграмму в Пулковскую обсерваторию. Там были белые ночи, комету не нашли. Попросили координаты. Ахмаров рассчитал их, измерив углы с помощью своих пяти пальцев. Координаты отправили в Тихоокеанскую обсерваторию. Оказалось, он определил местоположение кометы с точностью до градуса. Такую же телеграмму в это же время получили от Семёна Юрлова, начальника метеостанции в удмуртском Воткинске, и чуть позже – от норвежца, учёного Олафа Хасселя. Комету назвали их именами. Между прочим, любителями открыто всего семь комет, лишь три из них  – визуально. Комета Ахмарова – Юрлова – Хасселя делает оборот за 7 тысяч лет и сейчас находится вне пределов Солнечной системы.

Среди уроженцев Кестыма много знаменитых людей. Например, в Казани есть улица имени братьев Касимовых (двоюродных братьев Ибрагима Ахмарова). У Казани и Кестыма, кажется, много общего. Но есть и различия.

ПАМЯТЬ ПО СОСЕДСТВУ

– Мы говорим на нукратском (каринском) диалекте татарского языка, на его древней версии. Есть особенности в произношении. «И», например, переходит в «э». Есть и лексические особенности. Очень близок нам турецкий язык. А татарский язык, на котором говорят в Татарстане, веками изменялся. Мы называем его литературным, и не все здесь им хорошо владеют, – говорит Зухра Касимова, заместитель директора по воспитательной работе Кестымской средней школы.

Сейчас в школе – 80 учеников, она считается национальной, так как 61% учащихся – татары. Здесь также учатся дети из удмуртских, русских и цыганских семей. Если их родители дают согласие, то они так же, как и дети из татарских семей, изучают татарский язык и литературу до 9-го класса и татарскую литературу до 11-го класса. Один из стимулов для освоения языка – это творчество. Поэтому в школе каждый год проводят конкурс чтецов «Ильхам», День татарского театра и День татарского языка. Занятия по краеведению, которые ведёт Ильмир Касимов, учат ребят проводить исследовательскую работу, общаться, узнавать местность и людей, рядом с которыми они живут. Например, темой работ прошлого года стали репрессии 1930‑х годов.

Во многом благодаря усилиям педагогов кестымские школьники регулярно побеждают в региональных и международных языковых конкурсах.

– Конкуренция за интерес и внимание ребёнка очень высока. Мы стараемся придумывать что‑то новое каждый раз. В прошлом году День родного языка провели в виде квеста. Сейчас работаем над новым проектом: по принятой школой программе «Воспитание» хотим сделать упор на вовлечение родителей в изучение языка. Пока это идеи, но мы планируем использовать формат конкурса и в конце года наградить самые активные семьи, – говорит Зухра Касимова. – У нас традиционное этнокультурное образование. Но мы очень хотим, чтобы у наших ребят были такие же возможности, как в городских школах, прогрессивных, гибких, технически оснащённых. Пока по ряду параметров мы не можем с ними конкурировать. Мы регулярно подаём заявки на грант Министерства образования Республики Татарстан и надеемся однажды его выиграть. Кроме того, в планах у нас – обратиться за опытом к таким татарстанским образовательным организациям, как «Адымнар».

Жизнь в Кестыме бьёт ключом. В открытом больше 100 лет назад клубе придумываются номера и ставятся спектакли по пьесам татарских драматургов, в которых наравне со взрослыми играют дети и подростки. История образования началась в деревне 300 лет назад – с уроков чтения и письма, для которых в Кестым специально приехал мулла. В сегодняшней школе учителя вместе с учениками изучают современный мир и находят в нём место для культурного наследия. Мечеть, давно отметившая вековой юбилей, сохранила свой облик и духовное содержание. Её вот‑вот откроют для посещения. Традиции Кестыма напоминают сад с большими ветвистыми деревьями. Под их сенью живут люди, которые любят этот сад.

КСТАТИ: 

В Кестыме, когда зовут гостей, всегда готовят табекмек, потому что это любимое угощение бабушек и дедушек. Если на столе табекмека нет, хозяйку деликатно спрашивают, не забыла ли она о чём-нибудь. А забывают про табекмек часто, потому что до прихода гостей держат их в укромном тёплом уголке на печке.

Фирменным угощением Кестыма считается хворост-кабарче, который не жарят на сковороде, а пекут в печи. А гуся здесь не вялят целиком, а делят тушку на части и засаливают в банке. Весной достают кусочки, нарезают на пластинки и вывешивают сушиться на чердаке.

Олеся Бондаревская

Журнал "Татарстан", сентябрь, 2021 год

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
93
0
0
Комментарии (0)
Символов осталось: