«Тэрем» родного языка

Чуть больше, чем за триста лет существования в селе Енабердино удмуртский язык не только не исчез, но и, как цветок, пустил корни и расцвёл новыми красками.

У этого села в Менделеевском районе, можно считать, три названия. На табличке, обозначающей начало населённого пункта, указано: Енабердино. Говорят, это название созвучно тому, как именовали это место татары. Марийцы величают его Джанберджал, а удмурты зовут родное село Тэремшур («Дома у реки», «Полноводная река»). 

ОГУРЕЦ ОГУРЦУ РОЗНЬ

21-15

В сельской школе нас ждут. Как только мы открываем дверь, выстроившиеся в три ряда мальчики и девочки в народных костюмах, а с ними и педагоги запевают задорную приветную песню. Приветствие заканчивается, и нас угощают местным караваем с маслом.

– В школе нашей – 31 ученик. Почти все ребята – из деревни Енабердино, только трое ездят из соседнего села на автобусе.

21-2

По пути в школьный музей удмуртской культуры встречаем дам в стилизованных костюмах – платьях в красную клетку и удлинённых льняного цвета жилетах.

– Сегодня последний учебный день перед каникулами, у нас концерт. В честь этого и костюмы. Но их надевают и по праздничным дням. Красиво же! – говорит директор.

Когда Юрий Иосифович рассказывает о своей школе, в голосе его слышатся и гордость, и сожаление.

21-4

– Когда мы росли, носить национальную одежду было как-то не принято. Моя тётя была последней в нашей деревне, кто ходил на праздник в национальной одежде. Тогда ещё живы были бабушки, которые могли что-то рассказать, но их никто не спрашивал, – говорит он. – Сейчас многое, к сожалению, по большей части утрачено и спросить уже не у кого. Не только о костюмах – о традициях, о преданиях. Чувствуешь себя сиротой. Хорошо, что мы все в нашем районе: и русские, и татары, и кряшены, и марийцы, и удмурты – хорошо друг друга понимаем. Не потеряешься.

21-1

История гласит, что первые поселенцы пришли на территорию сегодняшнего Енабердино в начале восемнадцатого века. Тойма в те времена была бурной. За ней, как говорят, царила тайга. Удмурты, отличающиеся лёгким нравом, общительностью и доброжелательностью, сразу нашли общий язык с новыми соседями других национальностей. Так и повелось.

– Наш диалект отличается от диалекта, на котором говорят в Удмуртии, хотя до неё отсюда рукой подать. За триста с лишним лет мы позаимствовали много слов из местных языков, в основном из татарского. И это заимствование продолжается, – рассказывает учитель истории Ирина Тихонова. Помню, я была маленькой, и моя мама, будучи родом из Удмуртии, называла огурец на свой лад – «куяр». Я смеялась и поправляла: «Мама, не куяр, а кыяр…». И теперь она так и говорит – кыяр.

21-13

В музее нас встречает Полина, ученица 8-го класса. В небольшой комнате воссоздана обстановка крестьянской избы. Полина бегло называет предметы на удмуртском. Вот стол – «ӝӧк», полка – «ӝажы», глинобитная печь – «горд сюйгур»… И обыденные эти вещи вдруг начинают выглядеть совершенно иначе, словно финно-угорские их названия рассказывают о них другую, неизвестную нам историю. Спрашиваю Полину, что ей здесь нравится больше всего. Она берёт в руки чудной замок. С трепетом открываем его. Показывается язычок в форме сердечка. Я пробую закрыть замок, и у меня не получается. Другой язык – загадка.

ЖЁЛТЫЙ АВТОБУС В ЗАВТРА

«Это язык, который остался в прошлом. В современности у него нет шансов», – так ответила одиннадцатиклассница из Удмуртии на вопрос «Что бы вас побудило учить удмуртский язык?», заданный корреспондентом ижевской интернет-газеты…

В Енабердинской школе с этим не согласны. Здесь делают всё для того, чтобы шансы у удмуртского языка в современности были.

– Ребята, посмотрите на картину. Запишите, пожалуйста, какое время года на ней изображено, – учитель родного языка и литературы Надежда Кузьминична Сидорова ведёт на удмуртском языке занятие для шестого класса. К доске прикреплена акварель с весенним пейзажем. За четырьмя столами сидят восемь школьников. Они пишут на белых листах цветными карандашами.

– Теперь поменяйтесь, пожалуйста, листочками и запишите существительные, обозначающие то, что вы видите на картине.

Дети старательно работают. Синим – существительные. Зелёным – прилагательные. Красным – синонимы, чёрным – антонимы…

Эту методику – «технологию французских мастерских» – в качестве одного из образовательных инструментов Надежда Кузьминична использует на своих уроках восемь лет. Творческие задания, совместная работа, разнообразие задач – всё это способно привлечь и удержать внимание даже учеников с посредственным интересом к учёбе.

Между прочим, енабердинцы регулярно становятся призёрами олимпиад по удмуртскому языку в Татарстане и лишь немного уступают сверстникам из Удмуртии.

– Моя главная цель – показать ребятам красоту родного языка, пробудить любовь к нему, – говорит Надежда Сидорова. – Но для этого у них должен быть интерес, ощущение того, что это действительно их родная культура.

21-8

К слову, далеко не во всех школах Удмуртии учат удмуртский язык, хоть он, как и русский, имеет в республике статус государственного.

– Наши первоклассники изучают удмуртский два часа в неделю, во втором классе – четыре, в третьем три, в четвертом четыре, в пятом три, в шестом и седьмом – по четыре часа, а в восьмом-девятом классах – по три часа, – рассказывает заместитель директора по учебно-воспитательной работе Любовь Евгеньевна Игнатьева. – У  нас нет статуса национальной школы, и среди наших учеников – дети и из русских, и из татарских семей. Все они, кроме удмуртского языка, изучают русский, татарский и английский. Но и при этой нагрузке почти все дети посещают кружки при школе – краеведение, волейбольную и футбольную секции, творческие мастер-классы.

Благодаря особому вниманию, которое Татарстан уделяет работе в рамках своей национальной политики, построенная в 1997 году Енабердинская школа продолжает жить и работать. В этом году в первый класс пойдут двое учеников, в следующем году – уже шестеро. Детский сад, в который сегодня ходят 22 малыша, находится в этом же здании.

– Так что 30–35 учеников для нас – постоянная величина, – объясняет Юрий Иосифович, пока мы идём по коридорам к актовому залу, где нам обещан концерт.

Раньше в школе работали и старшие классы, где также преподавался удмуртский язык. После 11-го класса многие выпускники поступали в Ижевский государственный университет, на направления, связанные с изучением и преподаванием родного языка. Так их языковые навыки получали практическое применение. Теперь ЕГЭ нужно обязательно сдавать на русском. Может быть, это одна из причин того, что всё больше учеников стали после девятого класса уходить в колледжи и техникумы. А те, кто хочет окончить 11-й класс, на школьном автобусе ездят учиться в Менделеевск.

21-11

– О школе у меня сохранились самые яркие воспоминания. Многие из них – о мероприятиях, связанных с удмуртской культурой. Например, про «Лучик дружбы», который организовывала Надежда Сидорова. Надеюсь, я далёк от участи забыть родной язык. Даже в жёны я взял красавицу-удмурточку, – рассказывает выпускник Енабердинской школы Сергей Сидоров. – Окончив школу, я поступил и окончил художественное отделение Удмуртского государственного университета (Ижевск) по специальности «Компьютерная графика», чтобы создавать мультфильмы на удмуртском языке по нашим народным сказкам. Но для моих проектов мне не хватало знаний, нужно было углубленно изучать удмуртский фольклор и этнографию. Эта цель привела меня в Эстонию, и сейчас я учусь в докторантуре Тартуского университета по специальности «Этнология». И чем больше я узнаю, тем больше восхищает меня удмуртская культура: душевные песни, выразительные танцы, эстетическое декоративно-прикладное искусство и многое другое. В некоторых локальных группах удмуртов всё ещё сохранились древние традиционные религиозные обряды. Обо всём этом я так или иначе хочу рассказать в своих работах. В ближайших планах – презентация компьютерной игры для детей дошкольного и младшего школьного возраста.

ЧТО ОСТАНЕТСЯ, КОГДА МЫ ВСЁ ЗАБУДЕМ

У Арины рыжие волосы, карие глаза и целая россыпь веснушек. Девочка внимательно смотрит на меня, раздумывая, потом говорит:

– Это песня про реку, которая бежит далеко. На её берегу играют мальчики и девочки.

Мы с Ариной предполагаем, что дети из песни, которую она нам только что спела на удмуртском языке, играют в народную игру – лапти. Играющие образуют круг, один из них становится в центр и раскручивает лапоть, привязанный к длинной бечёвке. Кого заденет – тот и во̀да.

Арина учится в третьем классе Енабердинской школы и с детского сада выступает в школьном народном ансамбле «Тэремшур Кускылиос» («Тэремшурские шишечки»). Вместе с ней в «Шишечках» поют и танцуют почти все остальные ученики. В этом году ансамблю исполнилось 15 лет. Был большой праздник, приезжали выпускники разных лет.

– Знаете, дети сами приходят в ансамбль, потому что у нас весело и интересно. Когда репетиций нет, они даже начинают грустить, – говорит Вера Степанова, сельский библиотекарь и по совместительству – руководитель кружка. – Мы занимаемся три раза в неделю, что при их учебной программе немало. Но как-то всё проходит легко, весело.

21-6

Песни в репертуаре «Шишек» самые разные, но в основном удмуртские народные.

– Разыскивать тексты помогает интернет. Но и местных, енабердинских текстов много. К нам приходят бабушки, охотно делятся творческим «материалом». На самом деле петь эти песни не так-то просто. Удмуртский язык – своеобразный, в нём много шипящих, свистящих, да ещё надо выдерживать темп, – рассказывает Вера Семёновна. – Но мы, старшие, по сути, весь наш педколлектив, очень любим петь. Наши костюмы сшиты в стиле народных. Наши прабабушки носили такие же длинные платья в крупную клетку, поверх – льняной сарафан, платок. И непременно ожерелье из монет…

Можно представить, какой палитрой расцвечен каждый праздник в Енабердино – будь то традиционно проходящий в школе слёт удмуртских детских творческих коллективов «Лучик дружбы», Вӧй дыр (Масленица) или легендарный Гырон быдтон – Праздник плуга!

21-9

– Без устной, песенной культуры наши дети не поймут, не выучат удмуртский язык. В селе Кураково достраивается церковь, и мы бы хотели, конечно, чтобы батюшка вёл службу на удмуртском языке. Хотим сохранить всё это для наших детей. Здесь, в селе, у нас есть для этого возможности. Пока ещё не все дети увлечены ТВ и интернетом, хочется выучить вместе с ними побольше песен, танцев. Город стирает язык из памяти. Не потому, что ты плохо его знаешь, а потому что там тебе не с кем на нём говорить. А вот это всё, – Вера Семёновна обводит рукой сцену в маленьком актовом зале школы, больших и маленьких «Шишечек» в разноцветных костюмах, Тойму, еле видную из окна, – это всё, что у них остаётся, когда остальное забывается.

На прощание Вера Семёновна, Надежда Кузьминична, Любовь Евгеньевна и остальные участницы фольклорного и педагогического коллективов снова поют песню. А ещё снабжают нас лентами, унизанными хрустящими баранками и большим золотистым бубликом в центре, – на хорошую дорогу. И мне хочется, чтобы всё, о чём говорится и поётся в Енабердинской школе, оставалось таким же в полном жизни и солнца бесконечном круге сменяющих друг друга поколений.

Журнал Татарстан, апрель 2017 года

Фото: Ната Смирнова

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
376
0
0
Комментарии (0)
Символов осталось: