Балиш с полбой от Миляуши Айтугановой

«Татаркино»Миляуша Айтуганова готовит блюдо, которое мы и в кино не видели, – балиш с полбой.

ФИРМЕННОЕ БЛЮДО

– Это аутентичное националь­ное татарское блюдо, – знакомит нас с будущим балишем Миляу­ша Айтуганова. – Обычно все го­товят балиш с картошкой, но с полбой он полезнее и, я считаю, вкуснее. Потому что этот сорт пшеницы обладает большой устойчивостью перед радиаци­ей, перед всеми негативными последствиями окружающей сре­ды. Зерно экологически чистое, потому что его четырёхслойная оболочка не пропускает ника­ких вредных веществ. Это блюдо впервые я попробовала очень давно, в санатории, и оно мне так понравилось, что стало моим фирменным. Когда гости к нам приходят, всегда просят испечь мой балиш. И я всегда пеку.

РОМАНТИЧНАЯ ПОДАЧА

Приступая к приготовлению теста, узнаём, что у Миляуши Айтугановой и здесь свой секрет:

– Это тесто делается на кай­маке. Добавляем яйца и муку. Всё! Размешиваем деревянной ложкой. Я люблю всё деревянное: ложки, дощечки, тарелки…

Бывает зур балиш – большой. Но сегодня мы делаем два ма­леньких порционных балиша, чтобы придать некоторую ро­мантичность нашему сегодняш­нему блюду. Представим, что их будут есть двое…

– …«Татарстан» и «Татарки­но».

– А потом, надеюсь, ваши чи­татели и наши зрители…

КАННСКИЙ ФЕСТИВАЛЬ – НЕ ТАКАЯ ДАЛЁКАЯ ПЕРСПЕКТИВА

– Зрителей у татарстанского кино много?

– В нашем татарстанском кино сейчас интересный период. Есть мощное продвижение вперёд, и есть проблемы, которые надо срочно решать.

Первое, что я сделала, став в прошлом году директором «Татаркино», поехала по респу­блике, во все муниципальные кинотеатры Челнинской и Бу­гульминской зоны. Говорила с людьми, спрашивала: какое кино вы ждёте от нас? Все рай­оны, особенно татарские, гово­рили: дайте нам национальное кино, а остальные просили: сде­лайте хорошее, чтобы мы хоте­ли его смотреть. Эти две задачи мы сейчас должны соединить.

2-2

То, что национальное кино есть, могу утверждать с боль­шой уверенностью, несмотря на споры по поводу националь­ной музыки, поэзии, литерату­ры. Конечно, мы можем сделать хороший продукт на английском, на русском, да на каком хотите языке, но национальное долж­но найти отражение. И совсем не обязательно присутствие в кадре тюбетеек и чак‑чака – главное, фильм должен быть про­низан идеей нашего ментали­тета. И тогда он будет узнаваем, как сейчас якутское кино. Более того, нам надо выйти на такой уровень, чтобы мы, сохраняя свою идентичность, могли кон­курировать в хорошем смысле слова с международным кинема­тографом. Думаю, что показать свой фильм на Каннском фести­вале – не далёкая перспектива. И надо ставить именно такие амбициозные задачи региональ­ному кинематографу.

ЗАВИСТЬ ХАРАКТЕРНА ДЛЯ НАШЕГО МЕНТАЛИТЕТА

– А предпосылки для этого есть?

– Есть. Сегодня в нашем кино настоящий бум. Только в этом году снято десять полноме­тражных фильмов. Происхо­дящее – результат нескольких обстоятельств, соединившихся здесь и сейчас. Первое – кино в принципе стало модно, это не­кая общая тенденция. И второе, что важно, – есть кому снимать фильмы. Есть продюсеры, кото­рым хочется продвигать филь­мы. Есть режиссёры, увлечённые своей идеей. И актёры, ждущие, когда же у нас будет активное кинопроизводство. Благодаря тому, что в Институте культуры мы создали кафедру кино и те­левидения, вырос некий средний слой профессионалов, которые могут работать в любой команде вторыми режиссёрами, ассистен­тами, операторами и так далее. Это естественный процесс: вы­пускники подрастают, набира­ются опыта на съёмках всяких презентационных, рекламных фильмов. Но любой творческий человек не может долго сидеть на рекламном материале, хочет расти. Начать с короткого метра и потом выйти на полный – хоро­шая история любого режиссёра. У людей возникает потребность в самореализации, и они входят в нормальную киносреду, где хо­чется показать себя, сделать имя. Это нормально. Но при этом, хотя в творческой среде без конкурен­ции невозможно, эта конкурен­ция должна быть здоровая, по­зитивная. Мы должны друг друга поддерживать без зависти (хотя, замечу, это характерно для на­шего менталитета, увы). Посмо­трев, как работает коллега, чело­век должен сказать: о, классно, я тоже хочу попробовать! Это за­разительно. Если ты хороший продукт показал, другому хочет­ся сделать ещё лучше или, как минимум, не отставать. Только так может сложиться сегодня история развития нашего реги­онального кино. А потом задача – быстрыми темпами с хорошим продуктом завоёвывать призы на всяких фестивалях. Прямо го­ворю: ребята, если хотите, чтобы вас заметили, надо сделать такое кино, чтобы его показали на «Ки­нотавре», «Берлинаре» и других крупных мировых фестивалях. Считаю, сейчас есть все объек­тивные и субъективные факторы, чтобы снимать такое кино.

НУЖЕН КИНОИНДУСТРИАЛЬНЫЙ ЦЕНТР

А отсюда логически вытекает вторая большая задача, которую надо решать, причём на государ­ственном уровне, – создать у нас крупный киноиндустриальный центр, от павильонов до всей ин­фраструктуры для съёмок. Сегод­ня в разговорах с зарубежными коллегами слышу: Татарстан – замечательная локация, здесь есть горы и поля, леса и реки, Волга – всё, чтобы снимать хо­рошее кино. И спрашивают: а вы сможете предоставить нам ин­фраструктуру: камеры, гримёр­ные, костюмерные, автобусы артистам для выезда на натуру, весь обслуживающий персонал и так далее? А мы, к сожалению, пока не можем этим похвастать­ся. Поэтому, как только я пришла в «Татаркино», мы стали зани­маться разработкой бизнес-пла­на, чтобы выставить этот проект на комитет по инвестициям РТ, который возглавляет Президент. Хотим доказать – это региону выгодно! Выгодно не только ки­ношникам, что понятно, а респу­блике: будет работа для наших людей, для предпринимателей или даже предприятий. Что такое кино? Кроме непосредственно съёмочных групп, это масса об­служивающего персонала, на­чиная от мест, где размещать съёмочные группы, кормить их, оказывать разные услуги, шить костюмы, строить декора­ции и так далее. И всё это будут делать местные специалисты, появятся новые рабочие места. Это же несомненные плюсы. И это понимают не только ки­ношники.

«У НАС БУДЕТ СВОЙ ГОЛЛИВУД»

От плюсов киношных перехо­дим к плюсам нашего балиша. А у него, кроме полезности, ис­ходящей от полбы, и вкусности, исходящей от теста на каймаке, присутствует ещё один ориги­нальный секрет: мясо Миляуша Лябибовна добавляет двух со­ртов – говядину и курицу. При­чём курица замаринована в соусе Песто.

– Чем больше видов мяса – тем лучше! – уверяет повар. – Потому что разное мясо даёт разный вкус, и полба, которую нужно замочить перед приго­товлением на ночь, впитывает эти вкусы… И ещё красивая кар­тинка получается: красное мясо, белое мясо… Глаз радуется. И, конечно же, лук. В балише долж­но быть много лука.

– Похоже, будет не просто вкусно, а очень вкусно – про­сто какой‑то кулинарный Гол­ливуд! Помните, мэр Казани Ильсур Раисович Метшин, за­щищая Программу развития Казани – 2030, сказал: у нас тут будет свой Голливуд. Бу­дет?

– Ну, может, и не Голливуд, но ориентироваться на «Мос­фильм», «Ленфильм», Калинин­град вполне можем, – говорит Миляуша Лябибовна. – Первые шаги к этому уже делаются. И, конечно, надо активно искать инвесторов для этого проекта. Думаю, что с Агентством и стиционного развития мы при­дём к результату: там есть моло­дые заинтересованные ребята, которые разбираются в эконо­мике и прекрасно понимают, на­сколько это может быть выгодно. Ведь мы получаем не только не­кие политические, имиджевые дивиденды, но и реальные ин­вестиции в регион. Они будут ощутимы, если делать наши хо­рошие проекты и выйти на меж­дународный уровень.

И вот тут, на фоне грандиозных планов, возникает парадоксаль­ная ситуация, о которой мало кто задумывается. Так получает­ся, что мы практически не можем показывать наши татарстанские фильмы нашему же татарстан­скому зрителю, – у нас сейчас фактически разрушена кино­сеть. А развалилась она по объ­ективным причинам. Дело в том, что все муниципальные кинотеа­тры работают по договору с ком­мерческими дистрибьютерами из других городов: Екатеринбур­га, Самары, Москвы, Петербурга. Именно они формируют репер­туарный план в этих кинотеа­трах. Голливудские ленты, рос­сийские – а для регионального кино места нет. Вот и получает­ся: мало того, что у прокатчиков вообще к региональному кино отношение несерьёзное – мол, ну что там они могут создать, так даже то, что есть, не берут. Я даже не говорю о том, что ком­мерческие кинотеатры зараба­тывают до 26 миллионов в год, и при этом 60 процентов уходят в другие регионы. Ну, извините, это сумма, которую терять не хо­чется. Почему бы не оставить деньги в республике? Лишними точно не будут.

Так что сейчас пытаемся вос­становить государственную сеть кинотеатров. Между прочим, мы им дали пять миллионов на оборудование – Россия выде­лила из Фонда кино на конкурс­ной основе. Так почему же, взяв на баланс это оборудование, в то же время не работать с иногород­ними коммерческими структу­рами? «Татаркино» как органи­зация, отвечающая за прокат, вполне может сама выполнять эти дистрибьютерские функции: закупать премьерные российские картины, голливудские, и в этот же план включать ещё и фильмы татарстанского производства. Кроме того, у нас есть Казанский фестиваль мусульманского кино. И если покупать права на про­кат фестивальных фильмов, луч­ших новинок кинопродукции Турции, Египта, Ирана, других стран, то мы можем обогатить репертуар кинотеатров всей республики. Сеть кинотеатров и единый репертуарный план нам очень нужны. Кстати, такой опыт в России есть. В Краснодаре есть государственное учрежде­ние, аналогичное нашему, кото­рое обеспечивает репертуаром 57 кинотеатров. Это хорошая цифра. У нас сегодня по Татар­стану работают 19 DSP-кинотеа­тров (это без учёта Казани), плюс ещё 5 выиграли грант в этом году, значит, к концу следующего года будет 24.

СЕЛЬСКИЕ КИНОПАРАДОКСЫ

Надо, чтобы эти кинотеатры выполняли культурно-просвети­тельскую, социальную функцию и были экономически выгодны. Когда они работают с коммерче­скими дистрибьютерами из дру­гих регионов, то вынуждены жёстко выполнять их условия. Например, по их репертуарно­му плану показы кино заплани­рованы 8 раз в день. Вот пред­ставьте, например, в Буинске, Алексеевском или в более мел­ких населённых пунктах по 8 раз в день показывают кино. Для од­ного-двух зрителей на сеансе. Всем очевидно: в райцентре с населением 5‑7 тысяч чело­век по 8 раз в день никто в кино ходить не будет. Элементарный здравый смысл подсказывает: это бессмысленное использова­ние оборудования. Зачем? Можно максимум 2 раза в день сделать сеансы – утренний и вечерний. Я главам администрации говорю: поймите, все расходы по обслу­живанию оборудования лежат на муниципалитете. Вам нужно пускать деньги на ветер?

Теперь второй парадокс. Есть в республике государственная программа строительства сель­ских домов культуры, и цифры её выполнения внушительные. Но – вы не поверите – в этих культурно-досуговых учрежде­ниях нет возможности показы­вать кино: в них нет затемнения окон, экрана, проектора, хотя минимальный набор должен быть в любом селе. Просто аб­сурд!

КАК ВЕРНУТЬ КУЛЬТУРУ КИНОСМОТРЕНИЯ

Исходя из этого, я сейчас про­двигаю концепцию нашего но­вого подхода «кино в шаговой доступности». Мы хотим, что­бы в каждом селе люди могли смотреть премьерные фильмы: российские, голливудские, та­тарстанские. И чтобы они не ждали по 2‑3 месяца, пока кино дойдёт до них. Проблема? Про­блема. Так давайте мы загру­зим эти сельские дома культу­ры кинопоказами хотя бы пару раз в неделю вечером. Пришёл с работы, поужинал – и пошёл в кино с семьёй или любимой девушкой. Есть масса вариантов, как вернуть в райцентры и сёла культуру киносмотрения. Её нет сейчас, она забыта, её развали­ли. А ведь была. Помню, когда меня в детстве в деревню во­зили, мы ходили в клуб и через щёлочку смотрели кино каждую субботу и воскресенье. А если где клуба не было, существовали «передвижки».

2-3

Для того, чтобы всё это объединить в одну концептуальную идею, мы сделали в рамках государственной программы разви­тия культуры в Республике Татар­стан до 2020 года своё предложе­ние – подпрограмму развития кинематографии. Хотим, чтобы на нашу идею обратили внимание и Президент, и правительство, и Госсовет. Тем более что начать это движение самое время: в об­ществе отчётливо видна тенден­ция не сидеть дома у телевизора, а смотреть кино в хорошем зале с хорошим изображением и зву­ком. Оказывается, люди устали от виртуального общения, тянутся к общению в реале. Когда нахо­дишься в зале и смотришь кино вместе с другими зрителями, воз­никает некая аура общего воспри­ятия, другая энергетика. Эту общ­ность и причастность к чему‑то – к некой группе, большому делу, миссии – мы в какой‑то момент потеряли. Это можно вернуть через кино. Сейчас такой тренд, и если его поймать, вовремя и правильно всё сделать, то может быть совершенно другая ситуация даже в социальных настроениях.

Если у меня, у нашей коман­ды получится убедить в нашей программе заинтересованных лиц, то это даст новый импульс татарстанскому кино. Но уже и се­годня есть ощутимые результаты. Например, фильм «Байгал» Иль­дара Ягафарова будет подавать­ся на всевозможные фестивали. Надеемся, что «Мулла» Амира Галиаскарова и Рамиля Фазли­ева хорошо пойдёт в прокате, но и на фестивалях будет иметь успех. Ещё есть картина «Водя­ная», которую режиссёр Алексей Барыкин называет первым татар­ским блокбастером и предлагает на кинорынке в Москве. На под­ходе «Кире» («Упёртый») Рустама Рашитова и Ильсияр Дамаскин, который нашумел ещё на этапе съёмок. Можно ещё перечислять, но не количество главное. И даже не то, как сложится дальше судьба этих фильмов. Важно, что есть у людей реальное желание делать кино. Они поверили, что здесь, в нашей республике можно его снимать. Да, пока мы ещё не смогли сломать у зрителей сте­реотип, что в Татарстане не может быть хорошего кино. А на самом деле у нас тут мощные подвиж­ки, мы развиваемся, придите и посмотрите. Хотя бы из любо­пытства. Я испытываю огромное удовольствие, когда вижу загорев­шиеся глаза в разговоре о татар­станском кино. И мне нравится быть полезной в его становлении.

1-1

А ЧТО СКАЖУТ МУЖЧИНЫ?

Время, пока наши балиши пе­кутся в духовке, мы готовим бу­льон, его потом надо будет залить в балиши, под самую пимпочку. Или пумпочку.

– Потому что полба очень много жидкости впитывает, разбухает…

– Тяжела ли доля женщи­ны-руководителя в Татарстане?

– Приходится быть на голо­ву выше, работать лучше муж­чин, ошибаться вообще нельзя. И при этом всё равно будут гово­рить: что‑то она не дотягивает… Ну, что с неё взять – женщина!.. А мужчина будет делать ошибки – ему не то что прощается, у него это не замечается. Мы будто не­много… недочеловеки, что ли. При этом в других странах жен­щина во власти – это уже тренд мировой. Я предложила впервые сделать председателем жюри фестиваля татарского кино жен­щину – Майю Аймедову. Это из­вестная артистка из Туркмени­стана, народная артистка СССР… Достойнейший кандидат. Были протесты: как это у мусульман­ского фестиваля председатель жюри – женщина?! Что мужчи­ны скажут? Но сейчас и у кино, как и у журналистики, кстати, женское лицо, поэтому я считаю, что оглядываться на то, что ска­жут по этому поводу мужчины, не стоит. В общем, у нас впервые в истории мусульманского кино председатель жюри – женщина. С чем я нас всех и поздравляю!

КИНО НЕ ДОЛЖНО БЫТЬ ПРОСТО ЗРЕЛИЩЕМ

На этой радостной ноте из­влекаем балиши из духовки. От­ламывая аппетитную корочку и выпуская умопомрачительный полбово-мясной дух наружу, ин­тересуемся:

– Миляуша Лябибовна, а как относитесь к массовому поеда­нию в кино попкорна? Этот все­проникающий запах – совсем не как у нашего сегодняшнего балиша…

– К сожалению, этот американ­ский стереотип уже прочно во­шёл в нашу жизнь. В кинотеатре «Мир» мы пытались сделать «кино без попкорна», но просят ведь… Большинству это нравится.

– Какое у вас любимое кино? Российское? Зарубежное? Та­тарстанское?

– Из зарубежного нравит­ся «Унесённые ветром». Меня навсегда покорила фраза глав­ной героини Скарлетт О’Хара «Я не буду думать об этом сегод­ня. Я подумаю об этом завтра». Из татарского нравится и «Байгал» и «Мулла». Очень люблю советское кино, особенно комедии Гайдая, могу их смотреть бесконечно. Лю­блю «Жестокий романс», потому что там мне нравится музыка. Лю­блю смотреть Алису Фрейндлих в «Служебном романе». Советское кино было настолько правильно сделано, по канонам, поэтому оно нам дорого и его приятно смо­треть. Увлечение спецэффектами в создании кино – это, конечно, современно, но если за этой фор­мой прячут реальную сверхзадачу, а это то, что ты хочешь донести до зрителя, если ты смотришь фильм и тебе запомнилось толь­ко бах-татарах или какое‑то чу­довище страшное – это не кино, это просто зрелище. Я считаю, что кино должно всё-таки захва­тить. Кино – это ведь самое силь­ное средство влияния на психику человека, на его состояние. Кино воспитывает чувство патриотиз­ма, как это сделал фильм «Легенда 17» или «Движение вверх». Мы же объединяемся вокруг этого чув­ства, когда мы встаём, хлопаем спортивной команде – только с помощью кино можно добиться такого эффекта.

2-9

КУЛИНАРНЫЙ СОВЕТ ОТ МИЛЯУШИ АЙТУГАНОВОЙ:

– Чем больше видов мяса – тем лучше! Потому что разное мясо даёт разный вкус, и полба, кото­рую нужно замочить перед приготовлением на ночь, впитывает эти вкусы… И ещё красивая картинка получается: красное мясо, белое мясо… Глаз радуется.

Нам понадобится:

1-3

Для теста:

  1. Каймак – 200 г;
  2. Мука –200 г;
  3. Яйцо – 2 шт.

Для начинки:

  1. Говядина – 200 г;
  2. Курица – 200 г;
  3. Соус Песто – 1 ст. ложка;
  4. Полба – 200 г;
  5. Лук – 3 шт.;
  6. Соль, перец – по вкусу.

Разбиваем!

1-4

Насыпаем!

​​​​​​​​​​​​​​1-5

Замешиваем!

1-6

Режем!

1-7

Шинкуем!

1-8

Добавляем!

1-9

Солим!

1-10

Перемешиваем!

1-11

Раскатываем!

1-12

Укладываем!

1-13

Накладываем!

1-14

Закрываем!

1-15

Прилепляем!

1-16

Заливаем!

1-17

2-9

2-6

Автор: Татьяна Вафина, Татьяна Лескова / Фотограф: Ната Смирнова, Алина Ахмадишина

Журнал "Татарстан", сентябрь 2018 года

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
335
0
0
Комментарии (0)
Символов осталось: