В Историко-краеведческом музее Набережных Челнов работает экспозиция, посвященная голоду в Закамье

Она поражает обилием экспонатов и данных об отрезке времени, который навсегда войдет в историю Татарстана как один из самых страшных ее моментов.  

Она поражает обилием экспонатов и данных об отрезке времени, который навсегда войдет в историю Татарстана как один из самых страшных ее моментов.

Сколько погибло людей в Набережных Челнах от недоедания, кому доставались ордера на обеды в общественных столовых и как американцы спасали жителей Закамья от Голодомора — в материале «Татар-информ».

В ТОТ СТРАШНЫЙ ГОД В ЧЕЛНИНСКОМ КАНТОНЕ ЕЛИ ПАДАЛЬ И ДАЖЕ ЛЮДЕЙ


На музейном стенде висит уникальная фотография, на которой изображены челнинские дети, опухшие от голода. В их взглядах, направленных в объектив фотоаппарата, отсутствует свойственный обычным детям интерес. Обреченные глаза проникают в душу...

«Это копия. Оригинал хранится в Казани. Фотография действительно „говорящая“. В ней отражена суть, происходившего в тот страшный год», — отмечает главный хранитель фондов музея Наталья Микрюкова.

Массовый голод после Гражданской войны охватил 35 губерний с общей численностью 90 млн человек, жертвами неурожая 1921 года стали не менее 4 млн человек. «Смертельной косой» голод прошелся и по челнинскому кантону. В истории Набережных Челнов нашли отражения все ключевые моменты борьбы с голодом того времени.

По данным властей Набережных Челнов, только за один месяц в начале 1922 года голод унес 10 тыс. 155 человек. Ослабленных людей косил и тиф — от него умерло еще 1 тыс. 344 челнинцев, Всего за февраль погибло 11 тыс. 499 жителей челнинского кантона. Нередко трупы умерших подолгу оставались непогребёнными. Заболело от голода 44 тыс. 507 человек.

Люди питались всем, что только можно было употребить в пищу: корой, опилками молодой берёзы, почками липы, собаками, кошками, падалью домашнего скота, диких животных и птиц. Лепешки из лебеды шли на рынке как ходовой товар. А пуд муки из лебеды стоил от 120 тысяч до 250 тысяч рублей. В Челнах наблюдались случаи каннибализма. На фоне голода пошел криминальный разгул — стали чаще совершаться кражи, грабежи и убийства.

Для борьбы с голодом в Набережных Челнах были созданы несколько властных структур — Кантпомгол (Комитет помощи голодающим), комиссия по организации общественных работ, для противодействия эпидемиям — Чрезкомэпид, комиссия по очистке города.

Если судить по отчетности тех лет, то оказывается, что каждый грамм продовольствия, поступавший в поселение, находился под бдительным контролем. Но при всем старании властей только 16 процентов нуждающихся получали помощь. Существовала даже некая «иерархия» людей, которым давали пищу в зависимости от их положения. В привилегированную категорию входили дети. Голодающих детей в марте 1922 года в челнинском кантоне насчитывалось 6 тыс. 813 человек.

ЛЮДИ ПАДАЛИ НА УЛИЦАХ И ТОЛЬКО ПОСЛЕ ЭТОГО ИМ ДАВАЛИ ОРДЕР НА ОБЕД


Сразу после детей шли обессилевшие от недоедания взрослые. Таких на начало весны 1922 года официально насчитывалось 2 тыс. 287 человек. Из документов следует, что на «подкормку» находящихся на различных стадиях дистрофии челнинцев на полмесяца выделялось 1715 пудов картофеля, 428 пудов рыбы, 86 пудов соли, 1132 пуда крупы.

«При этом пшеница, которую привозили в кантон, поступала грязная — принимающие нередко обнаруживали в ней куски земли и даже камней. Можно преположить, что по дороге зерно разворовывалось, а для утяжеления мешков туда добавлялся подобранный мусор», — отмечает Микрюкова.

Из продовольствия, которое поступало в кантон, в основном готовились обеды для голодающих. В те годы в челнинском кантоне работали 532 столовые врачебно-питательного отряда. Работникам этих «последних прибежищ для голодающих» был дан строгий указ: еду давать только тем, кто уже падал без сознания от голода на улицах Челнов. При этом везде висели объявления, в которых сознательных граждан, которые еще стояли на ногах, призывали оказывать содействие тем, кто уже находился в критическом состоянии — направлять их в Кантсобез для получения ордера на обед.

Самым страшными моментами того времени становились те, когда по каким-то причинам продовольствие переставало поступать в Челны. Тогда в центр уходили отчаянные телеграммы, похожие на крик души: «Доводим до сведения Камкомгола (Камской комиссии помощи голодающим), что продовольственных ресурсов на 10 февраля 1922 года в детских учреждениях кантона нисколько не имеется и получить из Татсоюза по наряду за недоставкой такового в Челны не представляется возможным. Таким образом, детские дома с завтрашнего дня обрекаются на голодную смерть. Ввиду чрезвычайного положения просим назначить внеочередное заседание Камкомгола для приискания выхода из создавшегося катастрофического положения».

Показательно, что в Челнах наряду с кантонной комиссией помощи голодающим работали представители «Красного Креста», американской общественной организации APA (Американская администрация помощи). По договоренности с советским правительством АРА оперативно сформировала свой аппарат в Москве и создала 12 отделений по стране, работавших в том числе и в Татарии. Американцы поставили в Челны кукурузу, тем самым спасли многих от смерти. Граждане США не только привезли питание для голодающих, но и доставили в местные медпункты хирургические инструменты.

После 1922 года голод пошел на спад, если судить по документам. Причиной выхода из смертельной ловушки для населения стало благоприятное и урожайное лето. Центр снабдил крестьян челнинского кантона семенами для озимого и ярового посева в объеме 208 тысяч пудов, которых хватило, чтобы засеять 26 тыс. десятин. А это составляло всего треть площади, которую обычно засеивали в челнинском кантоне. Традиционно под посев уходило 125 тысяч десятин. Однако далеко не весь посевной материал дошел до полей. Люди были настолько голодными, что часть присланного зерна съели.

Жертвами голода стали и лошади — в местных хозяйствах в конце 1922 года их заметно поубавилось. Из 48 тысяч лошадей, стоявших на учете в 1920 году, пережили голодный период только 13 тысяч. Также известно, что за это время разорилось 67 процентов хозяйств челнинского кантона.

«МЫ ГОЛОДАЕМ И ЖДЕМ ПОМОЩИ ОТ БРАТА-КРЕСТЬЯНИНА ИЗ УРОЖАЙНЫХ МЕСТ»


Показательно, что в страшные времена в Челнах появлялись скромные герои, которые отчаянно противостояли разрушающей силе голода. Об этом «рассказывают» экспонаты музея.

Здесь на стенде можно увидеть значок «Борцу за голод». Его учредил для особо отличившихся в борьбе с голодом Татарский ЦИК в ноябре 1922 года. Он не был простой безделушкой — на территории республики его обладатель не мог быть ни арестован, ни судим. Знак изготовили «под заказ» в Германии.

Одним из таких борцов с голодом стала руководитель детской колонии, расположенной в деревне Тлянче-Тамак, Олимпиада Максимовна Федотова. Она продавала книги из личной библиотеки и на вырученные деньги кормила воспитанников. В музее представлены ее личные вещи: портфель, очки с футляром, удостоверение «Отличника народного просвещения», билет члена «Международной организации помощи борцам революции», учебники.

Не менее интересен плакат, надпись на котором гласит: «В союзе с мировым профсоюзом, русский пролетариат вскоре победит нужду и голод».

Любопытно взглянуть на лотерейный билет тех лет. Оказывается, в 1921-1922 годах разыгрывалась лотерея в пользу голодающих Поволжья, главный выигрыш составлял миллиард рублей.

Хранится в музее и обращение Первого съезда челнинского кантона вождю пролетариата Владимиру Ленину: «Мы голодаем, на наших руках умирают дети, умирают старики, умирает молодежь, но мы надеемся, что брат-крестьянин из урожайных мест и рабочие из городов в помощи нам не откажут, а Советская власть эту помощь организует. Европе заявляем, что, холодные и голодные, мы завоеванное в октябре никогда никому не отдадим. 16 декабря 1921 года».

Фото: Эльвира Мухаметдинова

Автор материала: Эльвира Мухаметдинова

sntat.ru

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
103
0
0
Комментарии (0)
Символов осталось:
Опрос
  • На каких площадках республики вы танцевали в 1980-х?
    Проголосовало 5568 человек