Небо опрокинулось, вместо ног – кровавое месиво…

Мертвые горные склоны, пересохшее русло реки Герируд. Здесь, на границе Афганистана с Ираном 23 августа 1986 года принял последний бой старший сержант Ильяс Сафин (Дауди). Он вынес из-под огня троих раненых, а когда сам подорвался на мине, скомандовал товарищу: «Пристрели меня!»

Утро 21 августа 1986 года. В Афганистане начинается войсковая операция «Западня». Задача - неожиданно высадить десант в районе мощного укрепрайона моджахедов, возле Кокари-Шаршари, и ликвидировать базы с оружием, выбить врага из укрепрайона… Ильяс вместе со своим взводом грузится в «вертушку», через полчаса полета они на «точке». Но на земле уже ждут – по десанту сразу начинают прицельно лупить минометы…

Батальон, в котором воюет Ильяс, получает задачу - как можно быстрее, по высотам, подойти к позициям душманов. Группа старшего сержанта Сафина спешно выдвигается вперед. Три часа по горным тропам, под аккомпанемент боя, - и разведывательный дозор выводит батальон на нужные высоты. Не успевают мотострелки занять позицию, как снова попадают под массированный огонь. Теперь по ним в лоб бьют безоткатные орудия, гранатометы, пулеметы…

Подразделения рассредоточиваются, чтобы занять круговую оборону, и тут бойцы начинают подрываться на минах. Трое, один за другим… Ильяс, приказав бойцам прикрывать его огнем, с саперным щупом в руках ползет на выручку к раненым. Перевязывает одного, второго, третьего, потом по очереди, под шквальным огнем, вытаскивает с минного поля...

А бой между тем и не думает затихать. Час, два, сутки, вторые... Заканчиваются боеприпасы, заканчивается вода. Жара за сорок, у бойцов обезвоживание, но они бьются и думают только об одном – хватило бы патронов...

Патроны и воду вертолеты смогли доставить только в ночь с 22 на 23 августа – их сбросили вдали от передовой, на удаленных высотах. Ротный приказывает старшему сержанту Сафину выделить пятерых бойцов, чтобы забрать груз. Ильяс называет четыре фамилии:

- Старшим пойду сам. Я знаю эти тропы.

Кто же знал, что моджахеды ночью успели заминировать тропы…

Предрассветная утро. Враг еще молчит. И тут в тишине, так отчетливо, – щелчок. Противопехотная мина! Это Ильяс понял за мгновение до взрыва. Потом небо опрокинулось, на месте ног – кровавое месиво. Он сам сделал себе обезболивающий укол, наложил жгут…

Увидев, что к нему стали спускаться его ребята, кричит:

- Стоять! Без сапера не подходить!

Абдурахман Магомедов, с которым служили с первого дня, не слушается, подбирается к раненому. Сафин моментально оценивает обстановку: тащить его на удаленные позиции, где только и сможет приземлиться вертолет, по заминированным тропам, под огнем – значит, рисковать людьми. И он приказывает:

- Пристрели меня!

Дагестанец будто не слышит. Вместе с другими бойцам выносит Ильяса с минного поля. Через несколько часов его и других раненых забирает «вертушка», сумевшая пробиться сквозь огонь.

Когда в госпитале пришел в себя и понял, что нет ноги, показалось – жизнь кончилась. На самом деле и за эту жизнь, без ноги, еще нужно было бороться. Из полевого госпиталя его переправляют в Кабул. Там, в центральном армейском госпитале, одна за другой следуют пять операций. Врачи делают невозможное – им удается сохранить раненому бойцу вторую ногу.

Солдатское радио уже донесло, что гвардии старший сержант Сафин представлен званию Героя Советского Союза – за бой у Кокари-Шаршари и спасение трех раненных бойцов…  

Госпиталь в Ташкенте, реабилитация. Сюда за ним приезжают родители. Раны до конца не зажили, но Ильяс уговаривает мать с отцом заехать в Уфу, поставить протез. Еще в Кабуле он дает зарок: вернется в родное Азнакаево здоровым, полноценным – чтобы никакой жалости в глазах у встречающих!

Он таким и вернулся: в парадке, с аксельбантами, при орденах!

А звезда Героя? Она нашла Ильяса только спустя 23 года… Золотую Звезду Героя России за подвиг, совершенный 23 августа 1986 года, Ильясу Сафину (Дауди) вручили 19 февраля 2010 года в Георгиевском зале Кремля. На церемонии присутствовал бывший командир 149-го гвардейского мотострелкового полка, генерал-полковник запаса Александр Скородумов. Это он, его комполка, узнав, что старший сержант, которого он представил к званию Героя, не получил заслуженную награду, долгие годы добивался, чтобы справедливость восторжествовала…

Сегодня Ильяс Дильшатович— исполнительный директор Московского фонда социальной защиты инвалидов военной службы, который был создан по его инициативе. Есть и свой бизнес, который он поднял с нуля. Дауди помогает деньгами ветеранам, у которых нет средств на качественные протезы, помогает семьям тех, кто не вернулся… Если звонят боевые товарищи – откладывает все неотложные дела: афганское братство это святое…

Р.S. Своего сына Ильяс назвал Дауддином. В честь сына даже сменил фамилию – на Дауди. Отцовская любовь, однако, не помешала воспитать сына настоящим мужчиной. Три года назад парень отслужил срочную – разведчиком-снайпером в 45-й отдельной гвардейской бригаде специального назначения ВДВ.

Фото: protatarstan.ru

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
260
0
0
Комментарии (0)
Символов осталось:
Опрос
  • На каких площадках республики вы танцевали в 1980-х?
    Проголосовало 5080 человек